Владимир Воробьёв предлагает Вам запомнить сайт «СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ "ПРАВОСЛАВНЫЙ РАЗГОВОР"»
Вы хотите запомнить сайт «СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ "ПРАВОСЛАВНЫЙ РАЗГОВОР"»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Новусманская школа-интернат
Православные праздники

Отправить письмо










О явлении Господа верным и моменте вечности. Зыбина Елена

развернуть

О явлении Господа верным и моменте вечности. Зыбина Елена

Читаем у Иерофея (Влахоса), митрополита Навпакта и святого Власия: «После Воскресения Христос явился женам-мироносицам и Своим ученикам.

Некоторые задаются вопросом: почему Христос не явился всем людям, а, главное – распявшим Его и отрицавшим Его Воскресение, чтобы уверовали в Него?»

Но «…явление Христа, - пишет далее митрополит Влахос, - никогда не происходит для зрелищности и принуждения человека. Христос никого не принуждает верить. Кроме того, явление Бога человеку – это критический момент в жизни последнего».

Да, действительно, Господь имел власть явиться и распявшим Его и не веровавшим в Него как Сына Божия, и не веровавшим в Его Воскресение.

Да, имел власть явиться, но не явился, потому что Бог создал человека свободным, потому Своим явлением тем, кто отвергал Его, Христос нарушил бы эту свободу.

Ведь даже если человек человеку говорит: «Я не хочу тебя видеть», - то второй, разумно поступая, не будет злить первого преждевременным появлением, но как-то предпримет меры – сам будет молиться, чтобы сердце первого умягчилось, не являясь тому на глаза, найдет средство сотворить ему доброе дело – в-общем, сделает все возможное, чтобы первый сам возжелал встречи.

Не более ли Господь? Он Своим неявлением к распявшим его не презрел их, но, напротив, этим одним уже явил Свою любовь, потому как Его явление к не принявшим Его не было бы разве моментом мщения? И не испытывали бы одни из них злобу бессильную в своей неостывшей еще ненависти ко Христу, а другие – отчаянье Иудино?

По Воскресении Своем Господь сказал ученикам, а через них и нам с вами: «се, Я с вами  во все дни, до скончания века». (Мф. 28, 20).

Это обетование Божье , в которое мы зачастую как-то слепо верим – на словах часто, а на деле – как-то пространно воспринимаем, отвлеченно, как факт, лично ко мне грешному, никакого отношения не имеющий.

Да, действительно, не в силе человека увидеть Бога, ибо Сам Господь Своей волей являет Себя человеку.

Но если были причины для неявления Господа распявшим Его, и были причины для явления Христа  женам-мироносицам, апостолам и другим святым, - значит, и мои личные действия должны иметь какое-то значение?

Наверное, человек сам должен возыметь в себе желание познать Бога.

В чем же это может проявиться?

Прежде всего в стремлении исполнять заповеди Божьи, сверяя все свои поступки по Евангелию, т.е. вопросом себя проверяя: «А как бы в этом случае поступил Господь?»

И не только дела свои сверять с Евангелием, но и мысли, сопутствующие этим делам тщательно проверять. Действительно ли я Богу дело посвящаю, или идолу своему – тщеславию, которым любое дело доброе превращаю в прах. Но проходит время – и этого оказывается мало – потому что в большинстве случаев (если не всегда) дела все-таки губятся малейшим самодовольством, малейшим тщеславным помыслом: «Все-таки я молодец». И в конце концов, продолжая стараться исполнить заповеди, человек видит тщету своих усилий: «Без Бога я абсолютно ни на что не способен».

Таким образом обретается нищета духовная.

Молитвы, ранее читающиеся с холодным сердцем, уже начинают восприниматься иначе. Человек изумляется – насколько верны слова молитв, где нищая душа человека грешного вопиет к Богу о помиловании.

Вот так, обретая нищету духовную, познавая свою безнадежность спастись без Бога, познавая полную свою негодность без Бога, человек обретает не просто стремление, но жажду спасения в боге.

Итак, человек видит полную тщету своих усилий ко спасению, постоянно падая во грех; ненавидя грех, он обессиливает от своей собственной греховности. Он, как бы связанный путами, которых не желает, осознавающий себя слепым, глухим, не имеющим разума, мерзким, окаянным, негодным, как бы падает на самое дно и лежит, обессиленный, уже не пытаясь сам подняться, убедившись многажды в бесполезности этих попыток, и только вопиет ко господу: «Воистину невозможно спастись человеку! Господи, только Ты можешь меня спасти! Спаси, Господи, не по злобе моей, а по милосердию Твоему».

И вот в такой момент , момент величайшего раскаянья Господь и являет Себя душе. Пусть не видит человек глазами Господа, и не может увидеть своими слепыми духовными очами – но душа ясно осознает близость Божию, когда чувствует вдруг среди только что бушующих страстей, среди отчаянья необыкновенное умиротворение, которое утишает бурю страстей мгновенно – наступает покой или, скорее, упокоение, примирение с Богом -  и видишь греховность свою, и негодность – но приходит успокоение и Надежда о спасении, и душой чувствуешь, как внимает тебе Господь.

Бог посетил душу.

Но есть еще другое Божие посещение – не неожиданное, но свершающееся за каждой литургией. Вот только мы способны ли увидеть это посещение по своему маловерию и теплохладности.

Как воскресенье считается в церковном предании  Пасхой недельной, Малой Пасхой, так и для каждого причастника бывает личная Пасха.

И благодаря Господа за удостаивание святого причастия, во время которого мы соединяемся с Богом, осознаем ли в полной мере – какие события происходят во время литургии, и с чем мы соприкасаемся видимо и невидимо?

Происходит суточный круг богослужений, за которым символически перед нашими глазами свершается вся история человечества в Боге от сотворения мира – от ветхого завета к новому. И весь суточный круг больших и малых служб для того выстроен, чтобы душу подготовить ни к чему иному, как ко встрече с Господом во время Причащения.

Вот заканчивается литургия оглашенных, диакон возглашает: «Елицы оглашенные, изыдите». Оглашенные – это те, которые только готовятся креститься. И дальше слышим возглас диакона: «да никто от оглашенных; елицы верни, паки и паки миром господу помолимся».

Вот! До сих пор могли молиться вместе и оглашенные и верни, но далее начинается тайна для неверных и таинство для верных.

Таинство Евхаристии – воистину «странно чудо», потому что происходит непостижимое. «Ты бо еси приносяй, и приносимый, и приемляй, и раздаваемый, Христе Боже наш», - звучит в священнической молитвы во  время пения «Херувимской».

Себя, Приносимого, приносит Сам Господь.

И если просмотреть священнические молитвы по чину Божественной литургии, совершаемые тайно во святая святых, то можно заметить, что чем ближе они к совершению таинства Евхаристии, тем умилительнее,  и в самих обращениях молитвенных все ближе становимся ко господу. И вот пред «Символом веры» в алтаре настоятель предстоящим ему священникам и диаконам возглашает:

«Христос посреде нас».

И в ответ звучит: «И есть, и будет».

В это время и нам, мирянам, не стоит ли вспомнить о том же, что Христос посреде нас воистину, чтобы возбудить свои охладевшие сердца к молитве и подготовиться к волнующему моменту литургии.

Так что же происходит в алтаре в момент Евхаристии?

Страшная и непостижимая тайна. Ибо отверзаются небеса – и Царство Небесное невидимо открывается верным. Чудным образом мы, не осознавая того, за каждой литургией соприкасаемся с вечностью. Удивительным образом вечность открывается здесь, на земле, словно завесу раздвигая нашего временного пространства.

Вспомним евангельские события.

На тайной вечери Господь, устанавливая таинство Евхаристии, предлагает ученикам хлеб, называя его Телом Своим, и вино, называя его Кровью Своею (Мф.26, 26-28). Событие это происходит еще до крестной смерти Иисуса Христа, но Господь предлагает в пищу Себя уже Распятого.

Вероятнее всего, Он делал это по нескольким причинам. Прежде всего, Господь, являясь Богом, имеет власть действовать вне времени. Во-вторых, оставляя учеников одних («Поражу пастыря, и рассеются овцы) Господь по милосердию Своему, не мог не укрепить их; в-третьих, Господь явно показал вневременность этого события, поэтому отпадала какая-либо необходимость в соблюдении хронологии, или, говоря иными словами – отсутствие хронологии показывает именно вневременный характер этого великого таинства, и, в-четвертых, Иисус Христос, приобщая учеников, еще будучи человеком совершенным, т.е. по человеческой природе таким же, какими являются все человеки, показал тот факт, что таинство сие будут совершать не Ангелы, но именно люди, коих изберет Сам Господь.

Также нельзя не отметить следующий момент. Господь, обладая одновременно и человеческой, и божественной природой, предлагал ученикам хлеб и вино, как человек и одновременно совершал таинство претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Распятого  Христа, как Бог.

Теперь проведем параллель между двумя выводами.

Священник участвует в совершении таинства властию ему от Бога данной, но само таинство совершает Господь – так как это совершилось во время тайной вечери. И так как каждому действию святой Евхаристии в момент ее совершения Иисусом Христом сопутствовали две природы – божественная и человеческая, то и теперь рядом со священником непременно на амвоне стоит Иисус Христос, т.к. по прежнему действуют две природы.

Таинство Евхаристии – событие вневременное, оно не повторяется за каждой литургией вновь и вновь, но оно – одно и то же событие.

Вот он, тот момент, на котором и вовсе следует затаить дыхание!

Господь милостию Своею, желая спасти всех Своих чад, этот важный момент вечности оставил до скончания века открытым для всех верных чад Церкви. За каждой литургией мы имеем возможность заглянуть в горницу в тот самый момент, когда Господь предлагает ученикам Свои Тело и Кровь.

Встрепенитесь, братья и сестры, - это тот самый момент – не символически, а на самом деле – и Господь здесь, и ученики, уже приобщившиеся. А за ними, крестообразно сложив руки на груди, подходим и мы, недостойные, к Чаше, которую предлагает вместе со священником – невидимо – Сам Господь. А в Чаше – Иисус Христос, висимый на кресте, Распятый, со свежими ранами. Только что Он, приняв на себя грехи всего мира – и наши с вами -, понес за нас ту страшную бездну грехопадений, испытал всю тьму, которой мы отторгаем себя от Бога.

Какой же ужас должен был испытывать в тот момент Господь, если, будучи сам ипостасью Троицы Нераздельной, Сам свидетельствовал о чувстве богооставленности: «Боже мой, Боже мой, вскую мя оставил еси» (Марк. 15, 34).

Только что Господь страдал на кресте, только что…

Подходя к причастию, мы входим в горницу сионскую и в то же время приближаемся к Голгофе, и в то же время мы идем ко Господу, который воистину находится здесь же – в алтаре, затем на амвоне, вышедший к Своему народу Глава Церкви – Иисус Христос.

И кто же после этого может сказать, что Ему Бог не являлся, если Господь одарил нас удивительным моментом вечности – моментом встречи с Господом. И пусть не врут католики. Наш Господь Иисус Христос не нуждается в заместительстве. Наш глава – Господь наш – за каждой литургией выходит к народу, как и прежде зовет: «Придите, все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вас».

И что бы не говорили сектанты – что у них все так же, и как бы раскольники разных толков не убеждали в своей благодатности – вот этого момента вечности, который есть только там, где Истина – в православии – у них нет и быть не может.

И мы с вами, христиане православные, к сожалению, часто лишь по букве, встрепенемся, очнемся с Божьей помощью от сна духовного, согреем сердца евангельскими текстами, в которых Господь обращается не только к ученикам, но и лично к каждому из нас. И не будем неверующими, но – верующими, по слову Спасителя.

Мы становимся теплохладными, все более утрачиваем любовь к ближнему, а значит и к Богу; и нарушаем первейшую заповедь Божью, без которой остальные остаются неисполненными, сколь бы мы не трудились.

Мы оправдываем себя тем, что не можем сравниться с первыми христианами, которые знали Иисуса Христа не понаслышке и потому их сердца горели ярче, и вера была крепче, и ревность по Богу оправданней.

Но не Господь ли сказал: «Блаженны не видевшие, но веровавшие»? И не Господь ли сказал: «Се, я с вами до скончания века»?

Господи, прости нас, грешным и маловерных!

Покаемся же да с радостию велиею пойдем скорее в горницу сионскую, куда зовет нас Господь; туда, где нынче собрались апостолы во главе со Христом на тайную вечерю.

Так вот почему – ТАЙНАЯ!

Потому что ТАЙНА велия!

Потому что не в воспоминании лишь, но воистину звучит голос Спасителя: «Сие есть Тело Мое и Кровь Моя».

Придите, верни, в храм Божий и умилитесь сердцем: ибо в каждом слове, слышимом в Доме Господнем, заключены слова Спасителя, каждым словом богослужений церковных взывает к нам голос Божий.

Придите не с хладным сердцем, но изумляясь Чуду, потому что воистину – с нами Бог!

 

                                                                                                            Зыбина Елена.
 


Опубликовала Elena Zybina , 30.04.2016 в 15:09
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Последние комменты

Александр Кошулько
Александр Кошулько
Один день в год - день матери! Лицемерие зашкаливает.
Александр Кошулько В России празднуют День матери
Александр Кошулько
Александр Кошулько
Alexandrе
*
Alexandrе США ГОТОВИЛИСЬ К НАНЕСЕНИЮ МАСШТАБНОГО УДАРА ПО РОССИИ, НО ИСПУГАЛИСЬ

Поиск информации